Новости Авиация Сухопутные войска Флот Стрелковое оружие Армии мира Разработчики Типы военной техники Законодательство История Военные игры ОМП Это интересно

Потери

Во-вторых, следует иметь в виду серьезные последствия вакцинации. Число людей, чье здоровье было непоправимо подорвано поголовной вакцинацией жителей района, вряд ли поддается учету - в нее попали только гражданских лиц более 50000 человек.

Некоторые оценки могут быть сделаны путем сравнения официальных результатов переписи населения 1979 и 1989 годов, когда Свердловск оставался "закрытым", а выезд жителей - ограниченным. Оказывается, что из 7 городских районов в 6 районах население последовательно возрастало (от 7,5% до 27%), причем, как и везде в стране, прирост мужчин и женщин был сопоставимым. Исключение составил Чкаловский район, в котором разыгралась биологическая трагедия. Здесь промышленность, как и во всем городе, продолжала развиваться, причем людей приезжало больше, чем выезжало. Однако, район вымирал: его население за 10 лет не возросло, а снизилось. По самым скромным оценкам, минимальная потеря населения составила за 10 лет не менее 35-50 тысяч человек. На вымирании населения в Чкаловском районе за 10 лет после биологической трагедии (здесь, как и во всей стране, несколько преобладают женщины) осталась печать сексуальной ориентированности - 76% безвременно умерших вновь составили мужчины. Трудно представить случайным такое совпадение, что отложенные смерти людей в Чкаловском районе происходили в той же пропорции, что и скоротечные в период эпидемии.

Так на экологическую катастрофу наложилась демографическая.

Особо следует остановиться на детях, которых смерть от "сибирской язвы" не затронула в 1979 г. В последующие годы их привилегированность не сохранилась. В жилых кварталах, расположенных южнее Свердловска-19, начали особенно интенсивно рождаться дети с различными отклонениями в состоянии здоровья. Среди прочего, здесь у более чем 80% новорожденных наблюдается патология центральной нервной системы.

Дети и подростки по неизвестным причинам вакцинации не подлежали. Однако на многих детях сказываются последствия вакцинации их родителей, в основном в форме отложенного генетического эффекта. Не обошли беды и детей Свердловска-19. Во всяком случае обследование проживающих там детей привело к безрадостному заключению: "Из всех классов патологических состояний у детей существенно выше, чем в контроле, были болезни костно-мышечной системы (85 чел./1000 против 35,5), болезни лимфатической системы (498,2 против 387,9), болезни сосудистой системы (667,4 против 551,5)".

То, что среди военных и заключенных в процессе эпидемии погибшими оказались в основном мужчины, не удивительно.

Однако и среди гражданских лиц смерть от "сибирской язвы" захватила в основном мужчин, причем в зрелом возрасте. Число погибших женщин было ничтожным - в любом из списков погибших они составляли не естественную половину, а всегда менее четверти. Такую группу риска, как старики, смерть практически обошла. Среди детей и подростков умерших и даже заболевших не было ни одного, хотя в утренние часы спешили по своим делам не только рабочие, но и дети школ и детских садов.

Точная величина прямых потерь от крупнейшей биологической трагедии эпохи холодной войны (фактического испытания на жителях Свердловска нового биологического оружия, возможно, непреднамеренного, хотя начальник управления КГБ по Свердловской области генерал Ю.Корнилов не исключал и обратного) не известна.

Цифра погибших - 64 человека, которую озвучил генерал П.Н.Бургасов в 1988 г. во время поездки по США, несерьезна.

Однако эти данные охватывают только гражданских жителей и то лишь тех их них, кто были похоронены в 15-м секторе Восточного кладбища. Сведений о жителях, которые в первые дни эпидемии без вскрытия и с различными диагнозами были похоронены на других кладбищах, нет.

О реальном масштабе событий могут свидетельствовать случайно сохранившиеся в тотальной чистке данные о фактической статистике по жителям Чкаловского района, за которые несла ответственность территориальная больница N 24: общее число заболевших - 359, из них 45 человек к тому моменту (к 20 апреля 1979 года) уже умерло, а 214 были помещены в спецкорпус центральной гражданской больницы N 40. Большинство из них умерло, но кладбища избежали (есть свидетельства их сожжения в печи, активно работавшей возле морга больницы). Подчеркнем, что места работы у всех этих людей были самые разные, место жительство - одно и то же (южнее Свердловска-19). В целом же больница N 40 была подготовлена к госпитализации 500 человек и койки не пустовали.

Фактические результаты таковы: число смертей, с учетом гражданских, военных и заключенных, было в 20-30 раз выше официальной цифры. Таким образом, речь идет о 1500-2000 умерших.

Более 500 из них - это военнослужащие из военного городка N 32, где апрель, как и в окружающих поселках, также начался со смерти нескольких солдат и офицеров запаса. Речь идет в первую очередь об офицерах, оказавшихся в конвейере военной переподготовки, которая несмотря на эпидемию, не была приостановлена. Необходимо помнить и о сотнях молодых солдат, использованных для очистки территории военных городков. Почти все они, по-видимому, закончили жизнь в морге и крематории 32- го городка. Однако нельзя забывать и об участке безымянных захоронений министерства обороны, который расположен за краем Лесного кладбища и о существовании которого стало известно совсем недавно.

Сотни заключенных, участвовавших в дезинфекционных мероприятиях, похоронены на Лесном кладбище (на участке МВД), в основном, в безымянных захоронениях. Точно подсчитать их невозможно - МВД эти смерти не регистрирует в общегражданских учреждениях. Помимо прямых потерь во время эпидемии, летом 1979 г. наблюдался также всплеск общей смертности населения Свердловска, обусловленной снижением иммунитета его жителей. Для сокрытия этого факта Облкомстат распределил эту дополнительную статистику смертности по всей области. Обращаясь к отдаленным последствиям событий 1979 г. на здоровье людей, следует иметь в виду два фактора,

Во-первых, неочевидна сама возможность проживания людей в зоне, где только что прошла "эпидемии сибирской язвы". В годы второй мировой войны Великобритания испытывала биологическое оружие, в том числе сибирскую язву, на шотландском острове Грюинард, с тех пор этот остров остается необитаем. Таковы представления западного цивилизованного государства: в месте испытания сибирской язвы людям жить нельзя. Однако никто не берет на себя смелость признать, что в Чкаловском районе Екатеринбурга, также испытанном "на сибирскую язву", люди, как и на шотландском острове, жить не должны.

RIN.ru

Copyright © RIN 2002- * Обратная связь